«30% времени ребенку, остальное себе» — откровение хорошей матери

Было ошибкой рассказать матери и отцу супруга, что они скоро станут бабушкой и дедушкой. Они ведь лучше знали, что мне делать, что есть, что пить, как спать и куда ехать во время моей же беременности.

Планы куда-то улететь или уехать предложили выкинуть в мусорную урну, а точнее, пока мой ребенок не станет взрослым и женатым. Да и это не предвещало чего-то хорошего, ведь появятся внуки и именно мне с ним сидеть нянчиться, ведь хорошая бабушка только это и делает. А все это из-за общества, которое вдруг решило, что мать всегда должна быть рядом со своим ребенком, никуда не отходить и думать только о нем. Как полагалось, свекровь была представителем этого самого общества и не давала пойти хоть на шаг от «правильного» пути матери.

Она — идеальный человек, продвигающий вперед общество, чьи представители готовы в любую секунду загрызть каждую мать за малейшую оплошность или неудачу.

“У тебя испортилось молоко? Значит ты плохая мать, у хорошей матери не испортилось бы, сама виновата, что плохо питалась и не смогла наладить размеренную жизнь”.

“ Тебе помочь? В чем же! У тебя вся квартира в бытовой технике, а мы вот раньше вещи стирали на речке.”

“ Твой ребенок до сих пор ходит без нужных зубов!”

“ Надо было вычесать корочки! Нужно давать витамины! Да не эти витамины, а другие!”

Из-за всех упреков и унижений я стала ненавидеть своего ребенка. Я думала, что это он виновник конца моей спокойной жизни, рабства, всех бед и моего стресса. Супруг просил, чтобы ребенок никогда не ревел, потому что уже бесился от его вечного плача.

Свекровь просила, чтобы рос ребенок образованным, активным и здоровым, чтобы можно было его показать людям.

Я стала выглядеть очень плохо, не могла уже ухаживать за собой и держать себя в форме, но свекровь и в этом нашла повод зацепить и упрекнуть меня. Отличная мать и супруга не должна выглядеть, как ты. Ты должна радоваться жизни и благодарить нас за то, что мы тебя пустили в наш дом, да еще и нянчим твоего собственного ребенка. Помощь пришла неожиданно и от неожиданного человека. В городе по соседству, жил мой холостой брат, который сразу сказал разводиться и переезжать к нему, чтобы меня никто не доставал и не упрекал, а он поможет, чем сможет. Брат был фотографом и журналистом, поэтому очень часто его не было дома и порой очень долго — командировки. И я с сыном спокойно и хорошо жили в его квартире одни. Супруг согласился на развод очень быстро, алиментов хватало на жизнь и ребенка, да еще и брат помогал с финансами.

Я смогла начать жизнью мамы, которой я хотела быть для себя и своего сына, поэтому очень быстро начала догонять весь прогресс воспитания. Мы с сыном постоянно и долго гуляли, отдыхали на траве, рассматривали весь мир, всех животных и насекомых, смеялись со всяких мелочей и глупостей.

Сын пока что еще не умел разговаривать, поэтому общался жестами, но я все равно понимала его. Хоть я и осталась одна, но этого я не боялась и была спокойна, мне так даже было лучше, я смогла потихоньку забывать ту «семейную» жизнь. Я вновь вернула себя.

Потребовалось больше года для того, чтобы я окрепла, стала психологически стабильной и полностью встала на ноги. Хотя я воспитывала сына и была матерью, я все равно не хотела запирать себя в рамках этого слова. До беременности моя жизнь была наполнена творчеством — рисование, танцы, шитье. Мне хотелось вернуться к этой жизни, получать больше удовольствия и радости в жизни, стать счастливым человеком.

Сынок после развода и переезда от бывшего мужа стал более спокойным, после даже и наконец-то заговорил. Он ничем не болел, был здоров, аутизм и всяческие недуги обошли его стороной. Наверное, все это было от постоянного стресса. Через некоторое время сын был отправлен детский сад, а я устроилась на работу и стала работать с чистой совестью. Моим пристанищем стала студия творчества для взрослых, где учат рисовать. Я почувствовал себя самой счастливой на свете. Вечером я забираю сына из детсада и скорее хочу оказаться уже дома, чтобы провести с ним время и что-то поделать, а уже утром отправляю его в детсад и спешу на работу, которую люблю.

Когда я одна, я все еще самый счастливый человек.

Меня никто не упрекает и я не чувствую угрызений совести от того, что сейчас не с ребенком. Если я не с ним, то это не значит, что на него и на его жизнь плевать, как бы упрекнула меня свекровь. Ее упреки больше для меня ничего не значат. Совесть меня не грызет, потому что я знаю, что я хорошая мать, а не плохая.

Я бы даже сказала, что быть хорошей матерью лучше, чем быть идеальной и все время думающей о развитии и жизни своего ребенка матерью. Как бы свекровь не говорила про мою новую материнскую жизнь, эта жизнь дает моему сыну самое главное — счастье и счастливого человека рядом. Счастье дает матери спокойствие, а спокойна мать никогда не поднимет голос на своего ребенка, всегда будет давать позитив.