«Это же твои дети! Почему я должна сидеть с ними?» — сказала свекровь

Конечно, мои! И дом мой, только почему-то делить его нужно со свекровью. Но все по порядку.

За десять лет мы с мужем сделали, считаю, очень много. Родили двоих детей, построили дом. Дом строили из расчета, что дети будут в нем жить, поэтому сделали два отдельных входа и разделили внутренние помещения на две части.

Однако, первым жильцом на второй половине стала свекровь. Она жила в этом же селе, но старенький дом совсем обветшал, самой было тяжело, вот муж и предложил забрать маму к себе. Я не перечила.

Сначала все было хорошо. Свекровь вела довольно уединенный образ жизни, и мы ее иногда буквально тащили к нам поужинать. Но постепенно старушка обжилась, перестала утруждать себя приготовлением еды, наш холодильник считала своим. По хозяйству нам не помогала, а редкие просьбы присмотреть за внуками, нужно было сопровождать чуть ли не поклонами.

Дальше – больше. Я, по ее мнению, не могла правильно сварить борщ, покрошить салат, а испечь пирожки, так это совсем за гранью моих возможностей! Свекровь учила меня буквально всему, как маленькую девочку. Особенно ей нравилось «преподавать» мне уроки при муже и детях.

Как-то муж уехал в командировку, а я оступилась в погребе, и подвернула ногу. Выползла по лестнице, хромая, дошла по двору к крыльцу свекрови, и попросила побыть с детьми, пока схожу в медпункт.

Мама дорогая, видя мое беспомощное состояние, заявила:

— Твои дети, ты и сиди!

В этот момент к нам очень кстати заглянула соседка.

Она молча взяла за руки моих мальчишек, и повела к себе.

Я добралась до медпункта, фельдшер наложил тугую повязку и уколол что-то обезболивающее.

Вернувшись домой, демонстративно натянула поперек двора несколько рядов бельевой веревки и отгородилась от половины свекрови развешанным бельем.

Когда приедет муж, буду настаивать на заборе.

Терпению пришел конец.