«Зачем рожать калек?» — обсуждали мою дочь старушки у церкви

— Не могу понять, ну зачем они рожают калек.

— Да, точно. В нашу молодость больных детей практически не было. Одно мучение…

Возмущались две бабки у церкви, читая храмовую стенгазету, в которой был мой рассказ о том, что у нас с супругом родился сын с синдромом Дауна.

Пройдя мимо них, я услышала эти обсуждения.

Думаете, это были какие-нибудь моднявые барышни бальзаковского возраста? Нет, самые обычные бабули, которых наглядно можно сравнить с настоящими божьими одуванчиками!

Я, честно говоря, еле сдержалась, чтобы не нагрубить и поставить на место бабулек. Уже было собралась подойти к ним, но потом взяла себя в руки, понимая, что не смогу в таком состоянии продуктивно побеседовать с ними. Короче, просто ушла, еле сдерживая слезы…

И вот иду я и вспоминаю, как когда-то встретила на детской площадке мамочку, у которой сын был инвалидом. С виду мальчик был лет шести, он совсем не мог ходить, просто ползал, при этом отталкивался локоточками и волок по полу тоненькие ножки.

Было совершенно ясно, что инвалидность эта врожденная.

Некоторые из детей открыто высмеивали мальчика, другие — просто наблюдали за ним, не сдерживая удивление. Я стала просить своих детей познакомиться с этим мальчиком, но эта идея им не пришлась по душе.

И вот внезапно к моей Анечке подбегает какой-то мальчуган и отбирает у нее лопатку. Естественно, дочь начала орать не своим голосом, расплакалась.

Никто из детей, включая старшую дочь, Варюшу, не отреагировал на Анютин плач. Никто, кроме одного ребенка. Да, это был тот самый мальчик-калека. Он ползком добрался до Ани, протянул ей свою лопатку, улыбнулся и сказал:

— Не надо плакать. Я — Ваня, тебя как зовут?

Его чистая, открытая и такая добрая детская улыбка запомнилась мне на всю жизнь.

Аня больше не плакала.

— Давай поиграем, — предложил Ваня дочке. — Давай, ты

— прекрасная принцесса, а я — храбрый рыцарь.

Дети так увлеклись игрой, что остальным ребятишкам на площадке тоже стало интересно и они присоединились к Анюте с Ванечкой. Все вместе они ползали по песку, вымазались ужасно, но зато было так по-настоящему тепло и хорошо. А все благодаря мальчику-инвалиду Ване…

И вот, услышав тех старушек, мол, «Зачем калек рожают?», я расстроилась до глубины души. Ведь именно Ванечка, которому не суждено ходить, который ползая на животе, смог стать центром внимания и вдохновения для других детей. Именно Ванечка оказался настоящим принцом! Рыцарем!

Потом что, несмотря на то, что он — инвалид, у него прекрасная чистая и большая душа, которой не чужды такие чувства, как жалость, сострадание, любовь, дружба, жизнерадостность. А это главное.